Ольга Лазарева

Лазарева Ольга Владимировна, 

Псевдоним: Ольга Симбирская Лазарева,

35 лет, 

г.Ульяновск,

Окончила УлГУ, 

Временно официально не работаю.

Лазарева Ольга Владимировна - поэт, писатель. Родилась в 1985 году.

Выросла и живет в Ульяновске. Стихи и песни пишет с детства, во взрослом возрасте начала писать прозу. Неоднократный победитель литературных конкурсов и фестивалей. В 2012 году получила премию Губернатора Ульяновской области для лиц с ограниченными возможностями. В 2018 году стала поэтом года г.Ульяновска по версии Ul City Awards. В 2020 году в Международном творческом фестивале-конкурсе «ИНСАЙТ-2020» стала лауреатом 2 степени в номинации «художественное слово». Ее работы публикуются в периодических изданиях. Публикуется на литературных интернет порталах Стихи.ру  и Изба-Читальня. Ведет авторскую творческую группу в социальной сети ВКонтакте. Автор книг «Мир грез» (2003), «Странница и пилигрим» (2016). Член Российского союза профессиональных литераторов и Российского союза писателей.

СТАРЫЙ РОЯЛЬ

 

Зимней ночью в тишине

Под луны неярким светом

Вспоминает обо мне

Зимним холодом одетый

Старый заброшенный рояль.

Был он юным и красивым,

Все играли музыку на нем.

А теперь его забыли

И, покрытый слоем пыли,

В тишине стоит в углу своём.

Не касаются клавиш руки,

Пожелтели старые ноты.

Он теперь один, совсем один.

А волшебной музыки звуки

Позабыты, глухие аккорды

Стер бумажных будней серпантин.

Нет, не зови, старый рояль,

Я не вернусь.

Помнишь ты смех и печаль,

Радость и грусть.

Нет, не зови, старый рояль.

В мелькании дня

Детство прошло, немного жаль...

Ты помнишь меня.

 

 

***

 

В подворотне щенком бестолковым

копошится усталое лето,

не надеясь на точку возврата,

заливает весь город дождем.

Подгоняем порывами ветра,

желтый август уйдет до рассвета,

босиком по асфальтовым рекам

(он в обед еще плакал об этом),

и не вспомнит никто о нем.

Завтра осень раскроет объятья,

обещая нарядные платья

бесшабашным березам и кленам,

и раскидистым тополям.

Завтра люди, спеша на работу,

погружаясь в дела и заботы,

не увидят всех красок природы,

не заметят приход сентября.

А ведь осень стучится в окно,

и сентябрь стоит на пороге.

Скоро листья ажурным ковром

лягут под ноги.

 

 

***

 

Не смотри на меня таким преданным взглядом,

Обожженную душу не трожь!

Ты не знаешь, как это: быть самой себе адом,

Жить в любви, а вокруг множить ложь.

Ты не знаешь, как больно гореть, не сгорая,

День за днём, год за годом. Опять

Замирать от любви в предвкушении рая,

Умирая, не умирать.

Моё солнце погасло за сотни столетий

До всего, что случилось со мной.

Но я все же жива, хоть дыхание смерти

Ощущаю всецело спиной.

Ты заботлив и нежен до оскомины в горле,

Твоя преданность ранит больней,

Чем затупленный нож, что, пронзая одежды,

Разрывает плоть до костей.

Но опять я смеюсь, и на счастье надежда

Оживает в смятении дней.

 

 

КУКЛА

 

Кукла устала, разбилась на части,

И ныне ее не собрать.

Кукла мечтала о кукольном счастье,

А ею хотели играть...

Хрупкие плечи не вынесли ноши,

Фарфоровый хрустнул скелет,

Кукла упала травинкой подкошенной,

Кукла?... Ее больше нет.

 

 

МЕЧ

 

Ты знаешь, как плавится сталь?

Ты знаешь, как бьются надежды?

В огне, что сжигает дюраль,

Никто не останется прежним.

И даже прославленный меч,

Чьё лезвие тоньше микрона,

Не сможет тебя уберечь

От горечи или Афона...

И он растворится в веках,

Затупится ржёй пораженный.

И в жерло вулкана попав,

Расплавится, в лаву вплетенный.

 

 

***

 

Сбита система координат,

И сердце забыло биться.

В одном флаконе и рай, и ад,

И ангел, и демоница.

Душа ее как тончайший шелк

Прозрачна, нежна, невинна.

Но только тронь – испытаешь шок

От взрыва на поле минном.

 

 

***

 

Как же так можно, девочка? Как же так можно?

Где же ты так научилась себя не любить?

Спрячь острый меч в раскаленные докрасна ножны.

Хватит им душу свою без пощады рубить.

 

Хватит себя истязать, вспоминая о прошлом.

Ты не изменишь его, не вернешься назад.

Сколько же можно, девочка? Сколько же можно

В вены свои по крупице вливать жгучий яд?

 

Жизнь как большая игра – в ней твой квест не закончен.

За каждый уровень – бой. Сохранения нет.

Плачь, но дерись, если выжить ты все-таки хочешь.

Здесь не сдаются без битвы, нажав на delete.

 

 

***

 

Мне бы тайм-аут, перекур, передышку.

Мне бы красивого супер-мальчишку,

Чтобы с ним мчаться сквозь солнечный ветер

В кабриолете. В кабриолете.

Мне бы кусочек забытого рая

Без телефона, компа и вайфая.

Летнее море, закат, крики чаек,

Чая с лимоном. Горячего чая!

 

 

***

 

Так ярко и осторожно,

Нелепо и напоказ

Вливаю тебя подкожно,

Наркотик. В который раз.

 

И снова по венам горечь –

Осенняя пыль дорог...

Ты мой раскаленный обруч,

Впивающийся в висок.

 

И снова по венам радость –

Улыбка цветущих дней,

Стирающая усталость

И бури с души моей.

 

Ты счастье моё и горе,

Моя ледяная стынь.

Иссохшее синее море,

Оазис в тиши пустынь.

 

Все раны и все преграды,

Кромешного ада пыл

Я выдержу. Лишь бы рядом...

Лишь бы ты просто был.

 

 

***

 

Мы встретимся даже раньше, чем никогда.

И друг друга полюбим сильнее. Сильнее чем прежде.

И на небе зажжется потухшая ныне звезда –

Символ вечной любви, символ нашей с тобою надежды.

 

Мы встретимся. Даже если погаснет Земля.

Мы друг к другу протянем сквозь космос незримые нити.

Я по ним отыщу через сотни столетий тебя,

Вопреки всем прогнозам нелепых и жутких событий.

 

Мы встретимся. Я же верю! И ты в это верь.

Пусть надежда моя в твоём сердце живёт непременно.

Отворится однажды закрытая наглухо дверь,

И мы счастье найдём в этой Богом забытой Вселенной.

Comments: 0